Интервью наших участников
Федор Медов
О том, почему надо продолжать жить
Руководитель проекта +Минус Николай Лунченков поговорил с активистом, ВИЧ-положительным любителем бега Федором Медовым о его жизни.
- Николай Лунченков: Федя, привет! С тобой мы знакомы достаточно давно, поэтому можем спокойно поговорить на любые темы. Если ты не против, я позволю себе напомнить историю нашего знакомства - читателю. Несколько лет назад - не напомнишь сколько?

- Федор Медов: Привет! Да, иногда даже кажется, что мы знакомы целую вечность. Помню, это было в августе 2015 года.

- Н.Л: Да, да! Точно! Ощущение, чтобы было вчера. Мы познакомились с тобой на одной из вечеринок, которых проходит так много в летнем Санкт-Петербурге. Ну и в ходе беседы обмолвился, что работаю в сфере ВИЧ-инфекции. Ты же тогда практически сразу, насколько я помню раскрыл мне свой статус. Скажи пожалуйста, если не считать близких людей и врачей, это был твой первый опыт по раскрытию статуса, фактически незнакомому человеку?

- Ф.М.: Знаешь, после друзей и родителей я понял, что обязан был раскрывать свой статус всем близким друзьям, быть честным с окружающими. Хотя, должен признаться, на тот момент совсем небольшое количество людей знало о моем статусе.

- Н.Л.: Не было страха, неадекватной реакции окружающих?

- Ф.М.: Конечно, всегда страшно открываться людям, особенно зная, что на этом общение может закончиться. Такое со мной нечасто, но бывало. В основном люди, окружающие меня, восприняли это нормально. Но от остальных членов семьи мы с родителями решили эту подробность утаить.

- Н.Л.: Да, я кстати помню, как мы весь вечер потом разговаривали с тобой на эту тему. Кстати, на тот момент сколько времени ты жил с положительным статусом?

- Ф.М.: Да, славные были деньки. В тот момент я жил со статусом больше полутора лет. И терапию принимал столько же.

- Н.Л.: Я к чему веду, что у меня было четкое ощущение, что ты первый раз говоришь с человеком/врачом/другом на эту тему. Вот как раз та самая после-тестовая консультация, которая так необходима. Правильны ли были мои ощущения? Какой опыт у тебя был после получения статуса? Как это было?

- Ф.М.: После теста, когда я сдавал его в первый раз, со мной никто не говорил. Я сдал тест дважды, и у меня была уверенность, что жизнь через 10-15 лет закончится, и я умру, как герой фильмов «Филадельфия» и «Обыкновенное сердце». После второго теста я пришёл в нашу местную поликлинику к инфекционисту, и столкнулся с не очень тёплым приёмом. Меня стали расспрашивать, с кем у меня были контакты, какого они были пола, сколько им лет, и, желательно, кто они. Узнав, что я имел отношения с лицами своего пола, она решила выяснить, а «ориентация у тебя нормальная?». Не самый приятный момент из истории моего общения с врачами. Потом направили меня в областной центр, где перед регистрацией в Центре Борьбы со СПИДом случился маленький ад. Женщина в приказном порядке выдворила моего отца из кабинета, за закрытой дверью было указание отключить мобильный телефон и выдать мне паспортные данные всех, с кем меня связывали интимные отношения. В противном случае, меня лишили бы регистрации в реестре и, соответственно, лечения. Я сказал, что спрошу у этих людей, но, конечно, мне никто никакие данные не выдал. Благо, экзекуция продолжалась около 20 минут, но и этого хватило. Благо, после посещения врача я зашёл к психологу, которая со мной довольно откровенно и душевно поговорила обо всех нюансах жизни ЛЖВ. Мне стало раз в тысячу легче. Контраст был огромен, надо сказать…

Женщина в приказном порядке выдворила моего отца из кабинета, за закрытой дверью было указание отключить мобильный телефон и выдать мне паспортные данные всех, с кем меня связывали интимные отношения. В противном случае, меня лишили бы регистрации в реестре и, соответственно, лечения...
- Н.Л.: Да, история конечно оставляет желать лучшего. На данный момент ты живешь не в Москве, все верно? Вот обучаясь в университете и общаясь со сверстниками - какое у тебя сложилось впечатление об уровне знаний твоих сверстников о ВИЧ-инфекции? Кто по твоему, более «дремуч» в вопросах ВИЧ-инфекции? Сверстники? Люди старшего возраста? Есть ли какая то история, которая могла бы четко продемонстрировать невежество окружающих, а в следствии этого - дискриминацию?

- Ф.М.: Всё верно. Я сейчас проживаю в Калуге, учусь здесь. Среди студентов никому не говорил о своём статусе, но никто особого внимания этому вопросу не уделял. Мне что-то подсказывает, что оба поколения крайне «дремучи» в этом вопросе, и это вполне ожидаемо. У молодых и пожилых мало источников достоверной информации, отсюда и невежество и нелепые представления об инфекции.

- Н.Л.: Хорошо, я тебя понял. Скажи, ВИЧ-инфекция как-то поменяло твое отношение к своему здоровью, стал ли ты заниматься больше спортом?

- Ф.М.: Думаю, изменения имеют место быть. Скажу так, я осознал, что для укрепления иммунитета и работы организма в целом одной терапии мало, и что я сам должен быть заинтересован в том, чтобы физически развиваться. Но для этого у меня есть только время на занятиях физкультурой в бассейне.

- Н.Л.: Когда я обратился к тебе с предложение создания проекта «+Минус», ты сразу согласился, я очень тебе благодарен, но интересна причина - почему ты согласился? Почему для тебя это важно?

- Ф.М.: Как представитель ЛЖВ-сообщества и как человек, которому не безразлично будущее страны и остального мира, я понимаю, что необходимо помогать тем, кто несёт просвещение на эту тему в массы. И тут не важно, как велика вносимая лепта, главное – её наличие, и тысячи таких лепт смогут изменить жизнь и мировоззрение многих людей, что и является во многом самой целью.

- Н.Л.: Ну и напоследок, если наше с тобой короткое интервью читает молодой человек, который только узнал о своем статусе или живет какое-то время, его гложет сомнение приходить или нет на наше первое мероприятие 26го февраля, чтобы ты ему посоветовал или сказал?

- Ф.М.: Я бы сказал, что это мероприятие – отличная возможность для него или неё узнать о статусе правду из первых уст, понять, что жить продолжается, и что он или она не одиноки в своей борьбе с инфекцией. Это наша общая борьба, и только в единстве наша сила!

- Н.Л.: А со своей стороны, я хочу сказать всем тем, кто живет с отрицательным статусом. Честно скажу, ребят, ВИЧ-инфекция никаким образом не влияет на дружбу между людьми. Это не является помехой для совместных занятий спортом, путешествий и любым другим видам совместного времяпрепровождения.

январь 2017
Made on
Tilda